Каталог статей

Главная » Статьи » Краеведческие статьи

Бутинский дворец в г. Нерчинске
ДВОРЕЦ БУТИНА В НЕРЧИНСКЕ: ИСТОРИЯ И РЕСТАВРАЦИЯ

 
«Нерчинск поражает тем, что среди серых, бедной архитектуры домиков, вдруг вырастает какой-то белый оригинальный дворец в средневековом стиле, с громадным двором, обнесенный красивой решеткой. Тюрьма?
Нет, здания какого-то купца, здания, которые украсили бы и столицу».
Н. Г. Гарин – Михайловский.
Вид на усадьбу Бутиных. Открытка начала XX века
(«Мир Божий», 1899, № 2, с. 263)


    Более 350 лет существует на свете город Нерчинск. Из них 130, пожалуй, главной его «визитной карточкой» остается Дворец Михаила Дмитриевича Бутина, знаменитого нерчинского купца, золотопромышленника и мецената. Имя его хозяина в последние годы стало широко известно забайкальцам благодаря изданию романа О.А. Хавкина «Дело Бутиных». А вот история одного из любимых его детищ – огромного каменного дворца в центре Нерчинска и по сей день таит в себе множество загадок. Самая главная из них – людское равнодушие к судьбе дворца. Из предмета гордости он постепенно превратился в позор города. Следует отметить, что началось это еще при жизни его хозяина, в конце прошлого столетия. Впрочем, обо всем по порядку... Начавшие свою коммерческую деятельность приказчиками у купцов Кандинских, потомственные купцы Николай и Михаил Бутины к середине 60-х годов XIX века имели достаточно средств для обзаведения большой усадьбой. С этой целью Бутиными был куплен участок земли в центре города, принадлежавший до этого момента протоиерею Кириллу Суханову. Стоявший здесь небольшой дом был первым сооружением из камня, построенным после перенесения города на новое место (1). Сам по себе этот факт уже примечателен, однако не менее интересна дальнейшая судьба Сухановского дома.
Бутины изначально задумали сделать главное здание своей усадьбы максимально удобным и универсальным по своему назначению. Помимо жилых помещений, в нем должны были разместиться главные учреждения основанного ими «Торгового дома»: контора, магазин, склад и т. д. Исходя из этого, полезная площадь здания должна была быть внушительной. Бутины решили строиться не ввысь, а вширь, результатом чего явился вытянувшийся в полквартала, одноэтажный в своей основе, дворец. Венцом его стал трехэтажный юго-восточный фасад, выполненный в Мавританском стиле.     

Строительство Дворца


 Как видно на сохранившихся в Нерчинском краеведческом музее фотографиях тех времен (конец 60-х – 70-е гг. XIX в.), строительство дворца (или Палаццо, как называл его М. Д. Бутин) началось с северо-западной части. Она предстает перед нами в почти законченном виде, тогда как о трехэтажной части нет даже намека. Вместо нее мы видим обтянутые в леса полуобшарпанные стены со следами старой штукатурки. Что это? На наш взгляд не что иное, как остатки дома протоиерея Суханова (2). В дальнейшем он просто вошел в основу юго-восточного фасада, став частью единого целого. Не исключено, что нижний (подвальный) этаж Сухановского дома был сохранен Бутиными в первозданном виде – отсюда эти необычные для остальных помещений дворца сводчатые потолки, напоминающие монашескую келью. Параллельно со строительством дворца возводились и другие здания усадьбы: водонапорная башня, конюшни, пакгаузы. Все они были сооружены из камня и в основном выдержаны в едином архитектурном стиле. В довершение всему были построены огромные, вровень с трехэтажным фасадом, трехарочные ворота – пропилеи. Слева и справа от них было сделано ограждение, основу которого составляли кирпичные столбы, увенчанные декоративными вазами, а между ними – выкрашенные в тон дворцу, в белый цвет, литые чугунные секции с витиеватым орнаментом.

Дворец М.Д. Бутина. Вид с запада


    Внутреннее убранство дворца поражало своей роскошью. Среднее окно вестибюля украшал цветной витраж с изображением архангела Михаила, поражающего дьявола, изготовленный в Мюнхене в 1857 году. В огромном зале располагались самые большие по тем временам зеркала, выполненные из венецианского стекла и купленные М.Д. Бутиным на Парижской выставке в 1878 году. Уже стало хрестоматийным высказывание американского журналиста Дж. Кеннана, посетившего Нерчинск в 1886 году и побывавшего во дворце Бутина, однако мы приведем его, так как оно как нельзя лучше отражает впечатление стороннего человека от увиденного. «Попасть в этот замечательный дворец было для меня настоящим чудом. Когда я увидел в роскошном зале самое большое зеркало в мире, я стал протирать себе глаза, чтобы удостовериться, что я не сплю.
 
   
Дворец М.Д. Бутина. Библиотека
 
Кто бы ожидал найти в глуши Восточной Сибири такой богатый дом с паркетными полами, шелковыми занавесями, дорогими обоями, с мягкими персидскими коврами, позолоченной мебелью, крытою атласом, старинными фламандскими картинами, статуэтками, галереей фамильных портретов, писанных знаменитым художником Маковским, с оранжереей, состоящей из померанцевых деревьев, пальм и др.» (3). Элементы этого великолепия мы можем видеть на сохранившихся семейных фотографиях Бутиных. Благодаря им можно также попытаться установить назначение комнат дворца. Трехэтажную часть (второй и третий этажи) занимал Михаил Дмитриевич с супругой, далее шли: зеркальный (музыкальный) зал, столовая, торговые и складские помещения, контора, библиотека и кабинет. Николай Дмитриевич с супругой проживали в деревянном трехэтажном доме со множеством окон и балконами на всех этажах по периметру здания, поддерживаемыми колоннами.

Дворец М.Д. Бутина. Вестибюль
     
 
Дворец М.Д. Бутина. Оранжерея

Дворец М.Д. Бутина. Столовая

Дворец М.Д. Бутина. Кабинет
    Все приезжавшие гости чаще всего останавливались именно в этом доме. Среди них - Д.М. Леонова, солистка Петербургской оперы,совершавшая кругосветное путешествие и посетившая Нерчинск в 1875 году. В своих «Воспоминаниях» она написала следующие строки: [Бутин] «…предложил мне по приезде моем в Нерчинск помещение у себя. Признаюсь, что, когда я взошла в квартиру, назначенную мне, то испытала ощущение, которое уже давно не приходилось испытывать. Мне отданы были две роскошно меблированные комнаты с балконом в сад, который мог сравниться только с замечательными садами Европы.» (4). В 1891 году в этом же доме изволил иметь ночлег с 14 на 15 июня и Наследник Цесаревич, будущий император Николай II… Сад, так поразивший Д. М. Леонову, действительно был великолепным. Долгие годы трудилась над его благоустройством Татьяна Дмитриевна Мауриц, младшая сестра братьев Бутиных. В нем были разбиты многочисленные клумбы с цветами, произрастали несвойственные суровому Забайкальскому климату тропические растения, через всю территорию усадьбы тянулась сосновая аллея.
 
   
Дом Н.Д. Бутина (фото из фондов ЧОКМ)
 Сама Татьяна Дмитриевна жила прямо в саду, в небольшом деревянном домике с двухэтажным мезонином. Зеленую планировку сада дополняли резная мавританская беседка, фонтаны и всевозможные статуи древнегреческих богов.
Шли годы… Бутины богатели и продолжали обустраивать свою усадьбу. Но вскоре спокойствие было нарушено. Разразившийся в Сибири в начале 80-х годов торговый кризис коснулся и Нерчинска. Кредиторы братьев Бутиных из–за страха потерять свои вложения, отстранили их от управления фирмой, учинив Администрацию по ее делам. «Что такое администрация, мы не будем разбирать ни юридически, ни коммерчески, - писала газета «Восточное обозрение» в № 34 за 1884 год, - не беремся судить также достигнет ли она своей цели. Администрация эта, как продукт колоссального сибирского банкротства, для нас имеет значение, как явление социально-историческое. Она не может не возбудить у нас воспоминаний о целом ряде банкротств и конкурсов в Сибири над разными золотопромышленниками, совершенно аналогичных настоящему случаю. Эти конкурсы…не только не поправили дел, но самые конкурсы были предлогом для приобретения состояния другими; на обломках старого утонувшего корабля кто гвозди и железо выдергивал, кто найденный бочонок вина тащил, кто разорванный парус, а кто и старый сапог. Конкурсы эти длились года, и оставались в барышах не кредиторы, а руководители конкурсов».

Дом Т.Д. Мауриц
    Спор и пересуды с кредиторами затянулись на 10 лет, и хотя дело разрешилось в пользу Бутиных, фирма фактически оказалась разорена. В этот период администраторы смогли завладеть не только управлением фирмы, но и личными апартаментами ее главы – Михаила Бутина. С этого момента и начинается разрушение былого величия усадьбы Бутиных. В № 26 иркутской газеты «Восточное обозрение» от 14 июня 1892 года среди прочих корреспонденций было напечатано письмо потомственного дворянина, адвоката Симона Симоновича Шрейбера, в котором сообщалось: «Эпопея по Бутинскому делу подходит к концу: вследствие указов правительствующего сената администрация и конкурс закрыты, началась сдача имущества, как движимого, так и недвижимого владельцам такового, братьям Бутиным. И вот, не бывши около 8-ми лет в зданиях Бутина в Нерчинске, сегодня, гуляя по нашему благославенному граду, пользуясь хорошей погодой, зашел я в сад бр. Бутиных, а из сада прошел в дом, где происходила сдача имущества доверенным бывшей администрации и конкурса И.И. Васильевым, в присутствии полиции и оценщиков. Представьте себе мое удивление, когда я увидел, что представляет из себя в настоящее время одно из прекраснейших зданий в Нерчинске, - сердце кровью обливается, смотря на это разрушение, в которое приведены бывшей администрацией дома и многоценное достояние бр. Бутиных.     

Дворец М.Д. Бутина. Контора
 Стены комнат, обои испорчены, часть их оборвана, с карнизов позолота слетела, дорогие паркетные полы перекороблены, дорогие картины лучших художников испорчены, статуи и бронза переломаны, зеркальные стекла во многих рамах выломаны, дорогие гобелены и штоф, которыми была обита ценная мебель, съедены молью, много мебели заменено другой дешевой и дурного качества и очень многого по инвентарю нет; мало того, не пощажена и спальня М. Д. Бутина, - с тюфяков его кроватей ободраны чехлы. На вопрос доверенного Бутина А.А. Большакова, где сии вещи находятся – от доверенного бывшей администрации и конкурса И.И. Васильева получен был лаконический ответ: «бывшие управляющие администрации в Нерчинске Болотов и Иорданский увезли»!…Все здания бр. Бутиных в Нерчинске представляют из себя хаос и разрушение; они будут приняты, кроме полиции и оценщиков, в присутствии целой комиссии специалистов, ибо их, как говорят, принять иначе нельзя, потому что все здания были сданы администрации вполне новыми и целыми». Вскоре на страницах этой же газеты был напечатан ответ Ивана Ивановича Васильева, который опровергал эту информацию и грозил судом Шрейберу за «явную ложь». Шрейбер, в свою очередь, в доказательство приведенных фактов, готов был предоставить авторитетных свидетелей и суда не боялся (5). Чем закончился спор и кто был прав в этой ситуации, сказать трудно. Однако же мы склонны верить С.С. Шрейберу. В этом споре неоднократно упоминается имя Алексея Николаевича Болотова, доверенного администрации, который долгое время от ее имени заправлял делами в Нерчинске.

Дворец М.Д. Бутина. Магазин
    Он не только орудовал в конторе и на предприятиях, а пытался также вмешиваться в личные дела Бутиных. Вот несколько цитат из его докладов в Иркутск (администрации) за 1885 год (6).
От 14 марта: «…могу ли я, окончив принятие конторы, отправиться к Николаю Дмитриевичу [Бутину], сестрам, другим Бутиным и к Шилову с обыском – искать бутинских капиталов и бутинского имущества и что будет если не найду?… Ничего из того, что находится в помещении Николая Бутина, нет в балансе. Как же тут быть? С другой стороны, - неужели придется ограничиться отобранием и приведением в известность только того, что есть в балансе?…Представляю список песен оркестриона в доме Бутина, на случай, если найдется покупатель в Иркутске… Оркестрион по инвентарю стоит 4.200 руб. и валы к нему 3.640 руб. Цена в сущности не велика, и на охотника можно даже дороже взять. Машина в исправности”.
Апрель 1885 года: « Мне заявили Шилов и К? [доверенные Бутиных], что в кладовых есть вещи Капитолины Александровны [Бутиной, жены Николая Дмитриевича], то, чтобы они не попали в опись, а то их сейчас унесут при полиции. Разумеется, я дал обещание их не трогать, но когда получил ключи, то, порассмотрев (в присутствии Бутинских служащих, конечно) вещи M-me Бутиной, приборы внес в опись, конечно при приличных с их стороны пожеланиях».

    
Дворец М.Д. Бутина. Самое большое зеркало
 От 30 мая: «Весьма удобно будет накрыть врасплох при предстоящих празднествах в доме Николая Бутина по поводу женитьбы Шилова на их племяннице, - тогда все серебро будет на лицо». От 1 июля: «…я спросил Барабаша [губернатора Забайкальской области], что не понадобится ли для правительства этот Бутинский дворец, что в нем можно соединить и почту, и телеграф, и полицию, и все нерчинские учреждения, а администрация имеет в виду его продать…”
Таким образом, становится очевидным отношение Администрации к Бутинскому имуществу. Не удивительно, что доверенные ее многое отвергали, они просто привыкли действовать ложью, обманом и подкупом. Вот еще одно свидетельство все того же Болотова: "…то, что я сделал, - сделал многое обманом, разными происками… Пробовал и платить кому следует…” (7). Как бы то ни было, начало разрушению Бутинской усадьбы было положено. Да и следить-то за ней особенно было некому: Николай Дмитриевич скончался в 1892 году, вскоре умерли и старшие сестры его, и супруга; Михаил Дмитриевич все реже находился в Нерчинске, хлопоча о восстановлении справедливости в Иркутске и Петербурге, а Татьяна Дмитриевна, очевидно, в одиночку справиться со всеми делами не могла…15 сентября 1904 года, находясь в Иркутске, Бутин составил Духовное завещание, в котором в 20 пунктах распорядился всем своим имуществом (8). Как известно, большинство из них посвящено благотворительным мероприятиям.
Дворец М.Д. Бутина. 1960-е годы

    Нас же в данном случае в первую очередь интересует то, какое будущее Михаил Дмитриевич определил собственной усадьбе. Итак, читаем: "…12). Каменный дом в Нерчинске с землею и построенными на оной деревянными домами и садом жертвую городу под учреждение ремесленного или реального училища…в то же училище жертвую библиотеку и коллекции по минералогии, нумизматике и пр. 13). Движимое имущество в Нерчинске в каменном доме, например мебель и посуду продать, а остальное картины и зеркала оставить на стенах как есть для училища. 14). Дом в саду с движимостью оставить пожизненно в распоряжении сестры Татьяны Дмитриевны, двор же за садом с каменными постройками может быть продан. 15)… Если же Мария Александровна [жена Михаила Дмитриевича] пожелает жить в Нерчинске, то за ней остается пожизненно та часть дома, т. е. те комнаты, которые теперь с залом занимаем мы…20)…покорнейше прошу Нерчинское общество заботы, контроль и хлопоты по процветанию учреждений [которые должны были открыться во дворце] принять на себя…»
Коммерции советник Михаил Дмитриевич Бутин скончался 7 апреля 1907 года в городе Нерчинске в возрасте 71 года от воспаления почек и был погребен на городском кладбище (9)… Родственники его пытались оспорить волю умершего и не допустить передачу дворца в распоряжение города.
    
Дворец М.Д. Бутина. 1980-е годы
 
Однако это им не удалось и завязавшийся судебный процесс окончился в пользу городских властей. В октябре 1906 года в Нерчинске открылось Реальное училище, которое первоначально расположилось в бывшем доме купца Верхотурова, купленном в свое время братьями Бутиными (сначала в нем жил зять Бутиных – М. Е. Капараки, затем располагалась Софийская женская гимназия). Вскоре училище переехало во дворец и заняло отведенные ему помещения. По всей видимости, находилось оно здесь вплоть до своего закрытия.
К моменту начала революционных событий, у дворца не было постоянного хозяина. Мария Александровна, по всей видимости, уехала из Нерчинска и никогда больше не возвращалась. Татьяна Дмитриевна доживала свой век в домике в саду, где и скончалась в 1924 году. Воспоминания старожилов о тех временах отрывочны и противоречивы. В городе шла борьба между революционерами и контрреволюционерами, сопровождавшаяся грабежом «всего и вся». К примеру, в декабре 1917 года казаками 1-го Нерчинского полка параллельно с разгромом местного спирто-водочного завода и квартир его служащих, грабились и бывшие склады М. Д. Бутина (10), и, что вполне вероятно, сам дворец. Кроме того, именно с балкона Бутинского дворца, выходившего на центральную площадь Нерчинска, 26 декабря 1917 года было объявлено о взятии власти уездным Советом вооруженным путем (11). С установлением в Нерчинске Советской власти, Бутинский дворец, как лучшее здание города, перешел в ее распоряжение. В 1921 году он был отдан местной комсомольской организации и в нем был открыт Народный клуб (12).
В 1926 году 7 комнат дворца было отведено под экспозиции краеведческого музея. Казалось бы, что это учреждение культуры сохранит элементы Бутинского наследия, однако этого не произошло.

Дворец М.Д. Бутина в 1990-е годы
    Вот как описывает происходившие тогда события Нерчинский краевед Николай Дмитриевич Музгин в неопубликованной работе «О некоторых явлениях, причинивших ущерб городу» (13): «значительный урон городу причинен М.Ф. Пастуховым в бытность его председателем городского совета. Пастухов уничтожил церковь в Старом городе и Васильевскую церковь на Нерчинском кладбище. Позднее он распорядился снести замечательные трехарочные ворота… Он завалил дворец Бутина с внутренней стороны усадьбы до окон шлаком из находящейся рядом котельной и дождевые воды разрушили нижнюю кирпичную кладку по всему внутреннему фасаду здания… В 1932 году [Пастухов] выселил из Бутинского дворца музей без акта приема – сдачи находящегося во дворце имущества. Экспонаты музея были выброшены навалом в пожарный сарай и другие места. В результате более 12 тысяч экспонатов погибли, испортились, были расхищены. Часть имущества, ценных картин, редких ваз была увезена в Читу». По-видимому, в это же время была снесена и добрая половина здания Водонапорной башни. Трехарочные ворота не были уничтожены полностью – столбы, оставшиеся от них стояли до начала 60-х годов, а затем были окончательно взорваны.
Вслед за выселением музея, у дворца появились новые хозяева – ресторан и Дом Офицеров вертолетного полка. По свидетельству старожилов, от рук изрядно выпившего в ресторане офицера было уничтожено одно из зеркал (от него осталась только резная рама). Один из командующих полком, при переводе его на другое место службы, прихватил с собой оставшиеся со времен Бутина ковры, сервизы, картины и многое другое. Возмущенные горожане ждали его на станции Приисковой, в надежде отнять ворованное, но хитрый вояка отправил машину с антиквариатом в город Шилку и там погрузил на поезд (14).
 
   
Дворец в 2001 году
 
До середины 50-х годов часть здания Бутинского дворца занимало ремесленное училище, а после его перевода в п. Кокуй – СПТУ № 11. Здесь располагались не только учебный корпус, но и общежитие. Зеркальный зал заняла городская библиотека, трехэтажный фасад – Дом Пионеров. При этом часть помещений дворца были заброшены и попросту пустовали. Внутренняя планировка была нарушена и местами сильно перестроена.
В 60-х годах СПТУ переехало в новое здание, в связи с этим Дом Пионеров был переведен на его место, рядом расположился кинотеатр, а трехэтажный фасад заняли Горсовет и Горгаз.Остальная территория усадьбы в советское время также претерпела изменения. Красивые деревянные дома в саду сгорели: трехэтажный во время гражданской войны, одноэтажный с мезонином – в 1943 году (15). Здания складов и конюшен были переделаны, уничтожены мавританская беседка, оранжерея, фонтаны, теплицы, исчезли статуи из сада и декоративные вазы с ограждения вместе с большей частью чугунных пролетов.

Результат пожара 1982 г.
    Деревья в саду были вырублены во время Великой Отечественной войны, часть их также была уничтожена молниями (16). На месте сада был организован городской парк, засаженный обычными тополями и акациями, с летним кинотеатром, эстрадой, аттракционами и киосками. Увы, даже этого сейчас нет… В 1982 году случилось ужасное бедствие для дворца – пожар, в результате которого полностью выгорела вся средняя часть здания. При этом пострадало еще одно зеркало. В дальнейшем предпринимались слабые попытки по восстановлению утраченного, но все они закончились неудачей.
К концу 80-х годов из дворца выехал Дом Пионеров, а его помещение было отдано под коммерческие магазины. 31 марта 1993 года во дворце случился очередной пожар – на этот раз рядом с Зеркальным залом. Горел архив администрации города. При тушении пожара было вылито огромное количество воды на потолочные перекрытия, что наряду с протеканием напрочь проржавевшей крыши, привело к отслоению штукатурки с закопченного потолка, гниению и оседанию балок перекрытия. Потолок над зеркалами навис «пузырем». Началось разрушение зеркального слоя. Читинские специалисты, визуально осмотревшие здание в декабре 1994 года, вынесли жесткое предписание: немедленно эвакуировать библиотеку, провести консервацию зеркал и потолков. Первое было выполнено, зеркала же были оставлены в прежнем виде, без защиты…
Железная кровля во всех сохранившихся частях здания продолжала течь, повышая влажность в помещениях, что приводило к необратимым последствиям. Не последнюю роль играли и перепады температуры в зимний период – система отопления была несовершенной, да и котельная работала плохо, несколько раз полностью размораживая здание.
 
    Зеркальный зал после пожара 1993 г. 
Городские власти во главе с Г. В. Бакшеевым нашли для себя простое решение этой проблемы. 9 июня 1997 года Глава Администрации города издал постановление о переезде Администрации и Горгаза в другое здание. Доведенный до неузнаваемости дворец оставался совсем без хозяина и фактически был отдан на разорение местным жителям: из окон были вынуты стекла, разворованы оставшиеся стройматериалы, стены дворца растаскивались по кирпичику, повсеместно хаотично возникали «общественные туалеты»…
К этому моменту в Нерчинске уже существовал Центр по сохранению историко-культурного наследия, созданный в марте 1995 года по инициативе Виктора Кирилловича Колосова, возглавлявшего аналогичную организацию в Чите. Мотивация по созданию данной структуры была следующая: город Нерчинск имеет статус исторического, на его территории расположено свыше 150 зданий – памятников, в районе к тому периоду было обнаружено около 50 археологических объектов. Для того, чтобы изучить и сохранить их для потомков, нужно специальное учреждение, которое занималось бы этими вопросами.


Дворец в строительных лесах
    Итак, Центр был создан. Основу его бюджета должно было составлять взимание платы за аренду старинных зданий – памятников. Однако же, подавляющую часть из них занимают жилой фонд (попросту горожане) и бюджетные организации, не способные выплачивать арендную плату. Поступившие же на баланс Центра здания, хоть и были сданы в аренду, но требовали капитального ремонта, а стало быть, и больших затрат. Среди них и Бутинский дворец.
Строить всегда сложнее, чем ломать. Реставрировать же еще сложнее, чем строить. В 1995 году стоимость только лишь проектно-сметной документации по дворцу оценивалась примерно в 1 миллиард рублей. Только что созданному Центру с годовым оборотом лишь в 180 миллионов рублей в тот период о начале каких-либо работ говорить не приходилось. Тогдашний его директор Леонид Борисович Бянкин твердо решил, что пока не будет целевых денег на дворец, восстановлением заниматься бесполезно. Поэтому первоочередное внимание было уделено другим памятникам архитектуры, которые в разной степени подверглись ремонту. В июне 1996 года Нерчинск посетил Министр культуры РФ Евгений Юрьевич Сидоров. Одновременно с восхищением и горечью осматривал он Бутинский дворец. Заверил, что его восстановление будет внесено в Федеральную программу и вскоре поступят первые деньги (около 500 млн. руб.). Эти слова остались лишь в памяти горожан и на видеопленке, а никаких денег не поступило.
Но вернемся в 1997 год, когда дворец остался совсем без хозяина. Грабежи со стороны местного населения продолжались. Продолжалось и протекание кровли, обвал штукатурки, гниение и нависание потолочных перекрытий. В этих условиях, с приходом к руководству Центром нового директора С.Ю. Литвинцева, «политика» по отношению к дворцу была изменена. Было решено все силы и средства в первую очередь пускать именно на него. В первый же год было сделано следующее: выполнена временная электропроводка во всех помещениях и на чердаке; оконные проемы заделаны деревянными щитами, проведена охранная сигнализация; обрезаны тополя вокруг здания; над помещениями, занимаемыми ранее администрацией города,
 
   
Будущий зал истории
 
заменено металлическое кровельное покрытие; зеркала укрыты в «саркофаги» из досок; заменена сгнившая балка и предотвращено оседание потолка в одном из углов Зеркального зала; на центральном входе сделаны временные решетки, укреплены и утеплены входные двери; заменен подшивной потолок на входе и в части подвала; выявлена каменная винтовая лестница, в советское время разрушенная и замурованная; начаты работы по реконструкции фасада здания; расчищены подвалы; вывезен накопившийся мусор и произведена первоначальная расчистка внутреннего двора (последнее произведено при безвозмездном содействии руководителя Нерчинского МСО Вениамина Макаровича Мальцева); восстанавливаются деревянные резные украшения и т. д. Все работы велись с соблюдением и восстановлением всех технических и архитектурных приемов, предпринятых при постройке дворца. К примеру, все прогнившие оконные рамы, двери и тому подобное менялись на изготовленные по образцу оригинала. То же самое и с кровлей. Это основная черта, разительно отличавшая наших умельцев (бригаду Владимира Викторовича Глазкова) от былых «реставраторов». На деяния последних смотреть не просто страшно, а порой попросту удивительно.

Приезд министра культуры
    Каким же больным воображением и полнейшим отсутствием эстетического вкуса надо обладать, чтобы покрасить огромные лакированные двери из красного дерева с резными узорами из слоновой кости обычной масляной краской? Или догадаться поверх великолепного паркетного пола постелить линолеум и прибить его гвоздями? А что стоит система отопления, сваренная как попало и почти совершенно не работающая в необходимых масштабах, или следы своеобразного латания кровли – в некоторых местах листы железа были уложены в 4 слоя, что совсем не устраняло протекания воды внутрь здания.
Проблем у Центра было много. Это и постоянные шалости ребятишек в аварийных частях здания, и зима с сорокаградусными морозами и плохо работающей котельной, и огромные невыплаченные долги некоторых арендаторов, а в связи с этим отсутствие необходимых денег на самое элементарное: цемент, кровельное железо, инструменты и тому подобное. Период 1999 – 2001 гг. стал переломным в судьбе Дворца. Он был связан с целой серией предвыборных кампаний. Побывавший в Нерчинске Я.М. Швыряев, баллотировавшийся в депутаты Государственной Думы, не оставил Дворец без внимания. Уже буквально через несколько дней после его визита на реставрацию были получены 5 тонн цемента. Не остался в стороне и Р.Ф. Гениатулин, провозгласивший одним из лозунгов своей предвыборной кампании на пост Губернатора Читинской области решение вопроса реставрации. Эти два события, а также идея торжественно отпраздновать в 2003 году 350-летие со дня основания Нерчинского острога, стали решающими.

    
Будущий зал природы
 

Общими усилиями, при активном лоббировании Я.М. Швыряевым, Р.Ф. Гениатулиным, Г.П. Сыроватка интересов Нерчинска в Москве, Дворец был внесён в Федеральную программу. Деньги, хоть и со значительными задержками, стали поступать из бюджетов всех уровней. Заказчиком реставрации был определён ГУ «Медстрой», генеральным подрядчиком ОАО «Агропроминвест» с дочерним предприятием ООО «СМК», внутренние реставрационные работы взяли на себя специалисты Читинского областного краеведческого музея и Нерчинского филиала ЦСИКН, проект разработали архитекторы «Читагражданпроекта».
6 сентября 2003 года при большом стечении народа состоялось торжественное открытие первой очереди Дворца. С этого момента здесь разместился старейший в Забайкалье Нерчинский краеведческий музей.
Уже через год планировалось сдать в эксплуатацию и вторую (среднюю) часть здания. Однако, из-за возникших финансовых затруднений это не произошло до сих пор. Финансирование происходит крайне медленно и не в полном объёме. Не смотря на это, подрядчик не бросает объект, работы, пусть и небольшие, ведутся. И пока ещё не совсем угасла надежда, что в скором времени Дворец предстанет в первозданном виде, вновь превратившись в главное украшение древней столицы края.

Монтаж люстры
   
 
 
 
Торжественное открытие Дворца

Современный вид Дворца


Реставрация продолжается...

Категория: Краеведческие статьи | Добавил: lofg (21.01.2011)
Просмотров: 11446 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: