Каталог статей

Главная » Статьи » Краеведческие статьи

Успенская церковь в селе Калинино

Успенская церковь в селе Калинино Нерчинского района

Современный вид церквиВ восьми километрах от города Нерчинска, на правом берегу Шилки, в селе Калинино (бывшее Монастырское) стоит старинная церковь Успения Пресвятой Богородицы. Эта церковь — последнее напоминание о бывшем здесь некогда монастыре. Согласно Сибирской "Киприановской” летописи, первый в Забайкалье Нерчинский Успенский мужской монастырь был основан в 1664 году, через десять лет после постройки Нерчинского острога. Тобольский архиепископ Симеон благословил строительство самого дальнего русского монастыря. В 1706 году здесь начали возводить новый большой каменный храм, каменные стены и каменные кельи. Первый на востоке от Байкала каменный храм освятили в 1712 году, антиминс подписал митрополит Тобольский и всея Сибири Иоанн Максимович. Тогда же к Успенскому монастырю были приписаны пашенные крестьяне и земли в селениях Монастырское, Шивки, Кирочи и Каменское.
   Начальный период истории Нерчинского Успенского монастыря известен мало. В 1735 году его настоятелем был назначен иеромонах Боголеп из Иркутского Вознесенского монастыря. В том же 1735 году в Успенский монастырь привезли "государственного преступника” схимонаха Гедеона. Схимонах Гедеон — это бывший архиепископ Ростовский Георгий Дашков, известный русский церковный деятель, сподвижник Петра I, а после его смерти — один из возможных кандидатов в патриархи. В результате интриг был сослан в Спасо-Каменный монастырь на Кубенском озере, а затем — отправлен в Иркутскую епархию. В Нерчинский Успенский монастырь Гедеона привезли с инструкцией "содержать его там до смерти неисходно под крепким караулом и никого к нему не допускать без караула”. По преданию, камера, в которой он провел последние четыре года своей жизни, находилась в самой Успенской церкви. Схимонах Гедеон преставился 17 апреля 1739 года, не дожив до амнистии одного года.
   В 1736 году иеромонах Боголеп подал жалобу Иркутскому епископу на Нерчинского воеводу Деревнина, который насильно брал у монастыря лодки для сплава по Шилке "казенного провианта”, а сам "провиант” молол на монастырской мельнице "самовластно” и денег ни за что не платил. Воевода, в свою очередь, "за рукоприкладством дворян, детей боярских и служилых людей” донес на Боголепа, обвинив его в худом управлении монастырем, что расстроило и привело его в нищету, и просил его заменить. В мае 1937 года Боголепа заменили иеромонахом Иовом. Посетивший через год Успенский монастырь епископ Иннокентий (Нерунович) признал, что неумение Боголепа управлять монастырем не было вымышлено. После смерти в 1744 году иеромонаха Иова его преемником стал иеромонах Виктор. А после его кончины в 1746 году наместником Нерчинского Успенского монастыря был назначен иеромонах Тихон.
   В XVII и XVIII веках русские епархии в административном отношении разделялись на "десятины”, которые, в свою очередь, состояли из нескольких "заказов”. До 1754 года наместники Успенского монастыря были также и Нерчинскими "закащиками”. В обязанности закащика, помимо надзора над правильностью совершения богослужений и моральным обликом духовенства, входил также сбор церковного налога в пользу архиерейского дома. В 1754 году в Нерчинском заказе числилось четырнадцать церквей и шесть часовен. 21 августа 1754 года Иркутский епископ Софроний (Кристалевский) возвел в сан протопресвитера нерчинского священника Илью Лебедева и неожиданно назначил его закащиком. Наместник Успенского монастыря иеромонах Тихон был крайне недоволен этим назначением. Возник даже спор о "первостоятельстве в Нерчинском соборе”. В результате резолюцией преосвященного Софрония предписано было "монастырскому наместнику все богослужения в силу Духовного Регламента совершать в монастыре, а в город-де ездить незачем”.
   В 1756 году во игумена Нерчинского Успенского монастыря был каменные наличники на окнах церквипроизведен иеромонах Виталий Вотинов. Но вскоре его сменил иеромонах Антоний, которого в 1758 году обвинили в государственной измене за то, что он якобы отказался поминать за литургией великую княжну Анну Петровну. Его отправили в Селенгинский Свято-Троицкий монастырь, но он по дороге туда умер. Неподалеку от Верхнеудинска, в местности Березовка, на месте его кончины был вскоре установлен большой крест, куда православные стали совершать крестные ходы.
   В мае 1760 года по распоряжению епископа Софрония Нерчинский закащик протопоп Илья Лебедев сдал дела новому закащику — иерею Богоявленского собора Никите, а сам отправился в Иркутск для принятия монашества. Приняв постриг, протопоп Лебедев стал игуменом Нерчинского Успенского монастыря с именем Исайя. Когда в январе 1767 года умер закащик протопоп Никита, игумен Исайя вновь временно исполнял эту должность до июля месяца, а потом передал дела священнику Сретенской церкви Петру Космину.
   Во второй половине XVIII века Успенский монастырь постепенно беднеет и приходит в упадок. Так, указом Иркутской консистории от 10 августа 1772 года повелевалось передать монастырские деньги, в количестве ста пятидесяти рублей, на украшение церквей Нерчинска. Новый архиерей епископ Михаил, прибывший в Иркутск в марте 1772 года, принял решение и вовсе упразднить монастырь. Он запросил Нерчинского закащика протопопа Павла Гробова "можно ль состоящую в Нерчинском Успенском монастыре церковь сделать приходскою, и ежели можно, то отколе та церковь и содержанию своему требы получать, и чем причт довольствоваться будет, и есть ли к тому монастырю способных жительских домов, если есть, то в каких деревнях и сколько, и в каких приходах?” И вскоре, 3 августа 1773 года, последовал указ преосвященного Михаила об упразднении монастыря.
   В Нерчинске указ был получен 13 сентября. Игумена Исайю, иеромонаха Ианнуария и монаха Савву отправили в Киренский монастырь. "Ризницу и утварь церковную, разных святых в окладах и ризах серебряных образов, самую лучшую ризницу, одно евангелие большое с оправою серебряною, два напрестольные креста — один серебряный, а другой золотой и гробницу напрестольную, серебряные св.образа с окладами, венцами и ризами серебряными, кои не в иконостасах, а также товарные вещи, прутовое серебро, венцы и кресты небольшие серебряные ему, игумену, забрав, привесть в архиерейскую ризницу. Остальное имущество: одно евангелие и один крест, св. сосуды, ризницу отдать на смотрение закащику Гробову с роспискою, а оставшихся диакона, дьячка и пономаря определить к праздным местам тебе закащику по усмотрению, церкви замкнуть и запечатать и поставить караул.” 
  Старинный вид храма Два года спустя крестьяне селения Монастырского, деревень Закаменной, Матусовой и Кирочинской просили преосвященного Михаила открыть приход и дать им священника, которого они обязались содержать пахотной землей, ругою и сенокосом. Указом Иркутской духовной консистории от 14 мая 1775 года такой приход был учрежден. Помимо упомянутых деревень в него вошли еще деревни Пешкова, Саватеева и Шивки. В Пешковой было 19 дворов, в Саватеевой — 10, в Шивках — 4 двора, в Монастырской — 11 дворов, в Закаменной — 11, в Матусовой — 9 и в Кирочинской 22 двора. Первым настоятелем прихода был определен Иосиф Титов. 14 декабря 1781 года из Иркутска пришел указ о "разобрании в Нерчинском Успенском монастыре каменных стен и келий и о продаже годного кирпича охочим людям, вырученную же сумму, записав, употребить на церковное строение”.
   Во второй половине XIX века церковь Успения Пресвятой Богородицы в Монастырском была отремонтирована на средства прихожан. Крыша покрыта листовым железом, сделана новая ограда, переделаны и обновлены иконостасы, полы во всех приделах перестланы, престолы с жертвенниками вновь освящены. О том, что храм некогда был монастырским, напоминало сохранявшееся настоятельское место и жезл, который неизменно стоял возле правого клироса.
   Особенным почитанием была окружена храмовая икона Успения Пресвятой Богородицы. Ежегодно 21 мая из села Монастырского в Нерчинск совершался крестный ход со святой иконой, а обратно — в Монастырское из города — 1 июня. Благочестивые горожане вносили святую икону в дома, где перед ней служились молебны. Возник этот крестный ход в 1856 году в связи с приездом в Нерчинск чиновницы вдовы Аринкиной с детьми. Она хотела во чтобы то ни стало отслужить в своем доме молебен перед образом Успения Пресвятой Богородицы. В городском соборе такой иконы не нашлось. Тогда вдова Аринкина отправилась в бывший Успенский монастырь и упросила причт Успенской церкви поднять святую икону и принести к ней в дом. Сама вдова Аринкина приложила на икону серебряную позолоченную ризу. Жители Нерчинска были увлечены ее примером и тоже стали прибегать к ходатайству Божьей Матери.
   В 1879 году крестный ход возглавил Селенгинский епископ Мелетий (Якимов). Вместе с хором своих певчих он восемь верст сопровождал святую икону. Во время крестного хода было совершено всенощное бдение. В Нерчинском соборе владыка коленопреклоненно прочитал молитву ко Пресвятой Богородице и благословил ежегодно совершать 21 мая торжественное всенощное бдение Богородице по случаю принесения святого образа ее в Нерчинск. В середине 1920-х годов Успенская церковь была закрыта. С конца 1970-х годов началось быстрое разрушение храма...
В описании иркутского наместничества 1792 года сказано: "… Успенский монастырь в расстоянии от Нерчинска в 4 верстах, но оный после состояния в монастырях 1764 года штатов упразднен и оставлен приходом, и монахи из него выведены”. Согласно описанию, в монастыре были "церквей одна каменная и одна деревянная, ворота и ограда каменная”. Время не пощадило деревянной церкви, ворот и ограды, но каменная Успенская церковь, построенная в 1712 году, сохранилась до нашего времени. Одиноко возвышается она среди деревянных домишек села Калинино и фантастического пейзажа горных отрогов.
   Как утверждает кандидат архитектуры Н. Крадин, изучающий сибирское зодчество, церковь эта от Байкала и до берегов Тихого океана самая древняя. Уже только этот факт должен заставить забайкальцев проникнуться особым чувством к этой святыне.
   Все свидетельствует о том, что церковь строили мастера-профессионалы, присланные из Москвы. Архитектура здания, технические приемы его возведения, лекальный кирпич, качество раствора и самой кладки говорят об опыте строителей и об их знании художественных приемов при создании композиции сооружения.
   Архитектурные детали фасадов церкви выполнены в стиле так называемого нарышкинского барокко. Стиль этот появился в России во второй половине XVII века и название свое получил по фамилии родственников матери Петра I, которые активно внедряли его при строительстве культовых сооружений. По ареалу распространения этот стиль иногда называют московским барокко. Его шедеврами считаются церковь Покрова в Филях (1693 год) и здания Новодевичьего монастыря в Москве.
   Образцовым представителям московского барокко присуща пышность и причудливость. В практике строительства церковных зданий он открыл тенденцию перехода от средневековой безордерной архитектуры к той, которая формировалась на основе ордерной системы. Всего 15 лет отделяют строительство Успенской церкви от создания храма в Филях под Москвой. Поэтому с большой долей уверенности можно говорить о том, что в обоих случаях работали представители одной и той же школы зодческого мастерства.
   Необозримые просторы, которыми пришлось пройти строителям храма, суровость жизненной среды и природного окружения несомненно нашли свое отражение в образном строе архитектуры храма. Здание выглядит немного грузновато, но в нем чувствуется ощущение мощи и силы.
   Рисунок закомар, архитектурные пояса по шейкам барабанов, пояса карнизов достаточно традиционны и ведут свое начало от храмовой архитектуры XII-XV веков. Но обрамления оконных проемов дают точный стилевой ориентир на время строительства храма, относящееся к началу XVIII века.
   Строители Успенской церкви много знали и умели, но, видимо, опыта строительства в условиях глубокого сезонного промерзания грунтов основания у них не было. И не их вина, что приемы строительства, веками оправдывающие себя в условиях средней полосы России, оказались не в силах противостоять стихийным силам забайкальской земли, которые разорвали стены шатровой колокольни, придела, самого храма и апсиды алтаря. Можно предположить, что деформации начались сразу же после завершения строительства. В кладке видны конструктивные включения более поздних времен, направленные на усиление стен. Но несмотря на это пучинистые грунты основания продолжали свою разрушительную работу.
   Небрежение, с которым забайкальцы в течение многих десятилетий относились к этому выдающемуся памятнику истории и архитектуры, сработало в паре со слепыми силами природы. Здание продолжает разрушаться. Отсутствие кровли приводит к замоканию сводов и стен, что при отрицательных температурах способствует их дальнейшему ускоренному разрушению.
   Специалисты утверждают, что храм еще ремонтоспособен. Трудно ожидать, что в наше время могут быть найдены средства для полной реставрации Успенского храма. Но какие-то мероприятия по предотвращению его дальнейшего разрушения сделать необходимо, не откладывая дело в долгий ящик. Ведь Успенская церковь не просто памятник архитектуры — она безмолвный свидетель героической эпохи освоения русскими людьми Забайкалья. Кирпичи ее стен уложены их руками. Стены этого храма внимали молитвам первопроходцев, здесь в вере своей православной черпали они силы, помогавшие им преодолевать все препятствия и невзгоды.

Категория: Краеведческие статьи | Добавил: lofg (21.01.2011)
Просмотров: 776 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: